Официальный сайт депутата Государственной Думы ФС РФ
 
Запрещать или контролировать?
Личный дневник
17.10.2017 13:01
Контроль трафика открывает новые, более эффективные, рычаги регулирования с использованием интернета. Мы обязаны ими воспользоваться.
Контроль трафика открывает новые, более эффективные, рычаги регулирования с использованием интернета. Мы обязаны ими воспользоваться.

Федеральный суд США запретил провайдерам блокировать сайты. Решение принято 14 июня 2016 года Федеральным апелляционным судом в Вашингтоне, округ Колумбия.

Таким образом, в США законодательно закреплен принцип сетевой нейтральности (англ. Network neutrality, сокр. — NN). Принцип, по которому для провайдера равнозначны все целевые назначения телекоммуникационных услуг. Принцип, по которому провайдер не вправе отдавать предпочтение одним сайтам или одним классам приложений перед другими. Например, онлайн-играм перед IP-телефонией или наоборот.

Сам принцип «NN» – не новый. Они появился вместе с первыми глобальными средствами связи, вместе с изобретением и развитием телеграфа в середине XIX века. Телеграммы доставлялись на равных условиях, без попыток различать их по содержанию, адресату, отправителю, или по способу доставки на «последней миле». Это и есть «сетевая нейтральность» в связи, которую Федеральный суд США окончательно распространил на Интернет.

Давайте вспомним, что:

— США — цель № 1 для большинства террористических организаций.

— США лучше других стран мира подготовлены к блокировке сайтов. Наиболее эффективные на сегодняшний день IT-технологии берут начало в компаниях, обслуживающих АНБ и Пентагон.

– «Американская демократия» — миф, над которым смеются сами американцы.

На этом фоне отказ США от возможности административных блокировок выглядит абсолютно нелогичным шагом. Однако, Вашингтон делает этот шаг. Почему? Да потому что сама система блокировок в Интернете — в децентрализованной сети с возможностью установки шифрованных соединений – НЕЖИЗНЕСПОСОБНА по определению.

Такова суть технологий VPN, TOR, любых других анонимайзеров. Вкратце, она заключается в том, что российский пользователь дает «команду» компьютеру за пределами юрисдикции России скачать для него запрещенную страницу, зашифровать ее и передать в зашифрованном виде с последующей расшифровкой на устройстве пользователя. При этом никакие программно-аппаратные средства провайдеров или Роскомнадзора не распознают ни содержимое страницы, ни адрес с которого она загружена.

Расшифровывать информацию VPN соединения в режиме «на лету», в объемах тотального мониторинга по состоянию «на сегодняшний день» невозможно. Нет такой перспективы и в обозримом будущем. Это объективный факт, который следует признать. Этот факт может подтвердить любой профессиональный криптоаналитик.

Введение системы блокировок сайтов привело к росту компьютерной грамотности населения. К сожалению, этот рост можно констатировать лишь в вопросах обхода блокировок – совсем не в тех сферах, где он мог бы принести пользу стране.

Ни для кого не секрет, что сегодня даже семиклассники знают, как обойти «заблокированный доступ» к горячо любимым сайтам в жанре «PornHub». О более взрослых пользователях, о более криминальных в плане российского законодательства Интернет-ресурсах говорить вообще не приходится…

Так что же мы имеем в итоге?

Мы не добились снижения посещаемости запрещенных ресурсов. При этом страна несет огромные финансовые затраты на инфраструктуру, имитирующую блокировку. Мы несем унизительные имиджевые потери от различных медийных баталий типа «Дуров против Жарова».

Самое главное — мы «загнали» пользователей запрещенных сайтов в анонимайзеры и, тем самым, утратили возможность идентифицировать потребителей опасного контента. Мы не можем обнаруживать и предупреждать различные негативные процессы в нашем обществе на ранней стадии.

Я ни в коем случае, не призываю к либерализации подхода к регулированию глобальной сети. Мы обязаны защищать своих граждан, в том числе и через регулирование российского сегмента Интернета. Вопрос в том, правильным ли путем мы движемся?

Может Роскомнадзор предоставить статистику о пользователях проявляющих интерес к контенту, который прямо свидетельствует об их преступной деятельности – экстремистской литературе, сайтам террористов, детскому порно и т.д.? Не может! Потому что мы сами себе законодательно «отрезали» такую возможность!

Может, имеет смысл изменить акценты и полагаться не на тотальный запрет доступа, а на тотальный учет трафика?

Для тех, кто все еще считает, что тотальный учет — это дорого, несколько слов, о бизнесе провайдеров. Предоставление доступа к Интернету – давно убыточный, в лучшем случае нулевой бизнес. Основную прибыль провайдерам приносит таргетированная (т.е. «нацеленная») реклама.

Суть таргетирования в том, что рекламу данного товара или услуги видит только целевая аудитория – именно те, кто ищет в интернете данный товар или услугу. Это сокращает затраты на рекламу и значительно повышает показатель «просмотр/покупка».

Процесс таргетирования предполагает автоматический анализ текущего трафика пользователей, сбор статистики о предпочтениях пользователей – без этого невозможен «нацеленный» показ рекламы.

90% инфраструктуры мониторинга таргетирования уже запущено как часть бизнес-процесса у всех крупных провайдеров. Что нам мешает всё это использовать? При этом и сами провайдеры «вздохнут свободно». Они будут освобождены от бессмысленной, но осложняющей работу «госповиности» по созданию различных «блокирующих» систем, которые на самом деле ничего не блокируют.

Приведу конкретный пример, в чем вред от запрета доступа и польза от контроля трафика.

Большая часть интернет-вербовок боевиков ИГ до недавнего времени проводилась через приложение, которое называется интернет-рация Zello. В этом приложении вещали каналы проповедников ИГ, рассчитанные на любителей основной приманки ваххабизма – гурий и райских садов для тех, кто погиб в войне с неверными. Вся эта публика была доступна для идентификации и учета. Потому что Zello идентифицирует пользователей по e-mail и телефону и не шифрует сообщения.

В апреле 2017 года Роскомнадзор заблокировал Zello. Причина – данное приложение является основным каналом коммуникации противников системы «Платон». В Итоге Zello как работало, так и работает. Но все российские пользователи теперь используют его через шифрованные VPN каналы. Вербовка боевиков продолжается, но мы не знаем, кто интересуется призывами террористов.

В заключение – немного популизма. Тотальный учет трафика открывает широкие перспективы в плане безопасности. Смотришь в Интернете детское порно – добро пожаловать на принудительную медицинскую экспертизу на предмет склонности к педофилии. Интересуешься каналами террористов – лицензию на оружие, работу на транспорте или в местах массового присутствия людей точно не получишь. И так далее…

Древние греки говорили: «Скажи мне кто твой друг, и я скажу, кто ты». Сейчас актуальна другая фраза: «Скажи мне, чем ты интересуешься в интернете, и я скажу, кто ты». Контроль трафика открывает новые, более эффективные, рычаги регулирования с использованием интернета. Мы обязаны ими воспользоваться.